"Люди имеют право ... играть музыку, стоять на головах, петь про пароход в костюмах утконосов, но будьте любезны – не трогайте святое..." - Интервью с группой Pestilentia

  • 20/05/2017 - 21:47 Прачытана: 1914  Ацаніце гэты матэрыял
    (8 галасоў)
  • Каментароў: 

Такое случается: столкнувшись с бронированной дверью нежелания идти на контакт, делаешь выводы и больше в эту дверь не звонишь. Но жизнь и обстоятельства не перестают тебя удивлять, однажды открыв ее. Такое случается. Black metal коллектив Pestilentia - ярчайший пример подобных историй. Отгородившаяся от метал сцены Беларуси, живущая в своем мире, игнорирующая хоть какой-то намек на промоушн и подобные вещи, группа внезапно поступилась своими принципами и в преддверии одного из самых ожидаемых концертов минского лета побеседовала с резидентами metalheads.by. Почему? Мы не откладывали этот вопрос в долгий ящик и задали его сразу.
MetalHeads (MH): Почему согласились на интервью, учитывая тот факт, что у вас их практически нет и вы более чем закрыты?
Plague: Ну, во-первых, их не особо стремятся брать. *лукаво улыбается* Но иногда мы их все-таки даем, правда очень редко, так как общаемся с достаточно узким кругом людей. Почему мы согласились на данную беседу накануне июньского концерта? По причине того, что подписались на это мероприятие. Оно изначально – коммерческое. Поэтому решили, что действовать будем полностью по канонам концертов такого характера и дали согласие (хоть нам не свойственно участие в подобных вещах).

MH: Интервью (пусть и редкие) у вас, оказывается, бывали? И то знаменитое своеобразное на orthodox666.ru не единственное?
Eucharist: Да. Бывали, конечно.
Plague: Было более раннее интервью, присланное в электронном виде. Как же назывался тот журнал?...
Eucharist: «But We’ve Broken The Chains»
Plague: Вот именно! «But We’ve Broken The Chains»! Был такой журнал. И во втором номере…
Eucharist: … было вполне адекватное интервью. Адекватные ответы на адекватные вопросы.
Plague: Но по стандартным канонам. Ничего оригинального, за что можно было бы зацепиться вниманию и глазу, там не было, насколько мне помнится.
Eucharist: Самое главное, как уже сказал Plague, конкретных предложений от интересных репортеров и изданий не было практически за всю нашу историю. И стремления с нашей стороны давать какие-либо интервью соответственно не было.

MH: Что значит для вас «интересное издание»?
Plague: Лично мне, если откровенно, вся эта медиа-отрасль неинтересна, будь это какой-то портал или бумажные носители. Я перестал читать журналы очень давно. Ибо все одинаково и однотипно, ничего нового не найдешь. Был отличный журнал Сотсирх Сусии, был отличный журнал Odium. Более интересного никто пока не придумал.
Eucharist: На постсоветском пространстве.
Plague: Мне интереснее читать о историческом становлении той или иной культуры, нежели о том, чем живет банда, у которой триста человек поклонников.

MH: Хотелось бы внести ясность в историю того самого наиболее известного интервью. Есть ли ему некое объяснение?
*Вопрос развеселил обоих*
Eucharist: Сейчас раскроем тайну *смеется*
Plague: Тут дело в чем – сам Art of Anticreation достаточно странный сайт и адекватно отвечать там было mauvais ton изначально. В результате, недолго думая, мы просто надергали из разнообразных бесед в Skype рандомные фразы и представили их как ответы.
Eucharist: Более-менее подходящие по смыслу. *улыбается*
Plague: Да ничего там и не подходило по смыслу, если быть откровенным. Эта процедура заняла у меня минут десять.
Eucharist: Хочется пояснить – сами вопросы наталкивали на подобные ответы.
Plague: Я долго думал, как ответить на вопрос: «Что такое поник?»*смеется* И этот вопрос сыграл решающую роль в выборе формата наших ответов.

MH: В информационных источниках о вашей группе довольно скупая информация. Дата образования, основатели, музыканты, дискография. Всё. Есть ли что-то еще в вашей истории, о чем неплохо было бы знать публике?
Eucharist: В далекие времена, когда я сам не был еще участником Pestilentia. Мне посчастливилось заценить в мр3 варианте одну репетиционку тогда еще группы без названия. Сильно надеюсь, что эта репетиционка когда-нибудь оживет, пусть и не в своем изначальном виде.
Plague: Да. Названия как такового не было. Была масса вариантов, но окончательного – нет. Я и не считал это важным.

MH: То есть как такого плана создания полноценной группы не было?
Plague: Именно. Но когда партия зовет – надо делать. Дело в том, что у нас есть свое сообщество, которое временами решает за нас. Это и был тот момент…
Eucharist: …когда подтолкнули…
Plague: …особо и не спрашивая. Скажем так, многие люди меня, можно сказать, заставили предать публичности то, что мы создавали. Да и я бы хрен бы вылез из своего подвала, если бы не эти пинки.

MH: А окончательное название группы тоже одобрялось "партией"?
Plague: Нет. *улыбается*
Eucharist: Нет. *с улыбкой* Здесь была полная свобода в выборе.
Plague: Да. Возвращаясь к группе, хочу сказать, что Eucharist сыграл не последнюю роль здесь. Он вечно мне капал на мозг в течение нескольких лет, чтобы я привел как-то группу к оформленному виду. Издавать релизы, например. Но мне это было довольно долго неинтересно. И никаких планов, никакой стратегии завоевать мировую сцену не было абсолютно. Банда развивалась довольно вяло. Был некий момент общей апатии.
Eucharist: И тут огромное значение сыграли Psalm 666 (Псаломъ 666), которые позвали тебя играть к себе.
Plague: Да. И это дало мощнейший толчок для продолжения. Если бы не было Псаломъ 666, с огромной вероятностью не было бы и ничего. Абсолютно точно скажу, что если бы Григорий тогда меня не завербовал, то 93%, что перестал бы заниматься Black Metal, а сосредоточился совершенно на других вещах.
8hJCzTk68tc
MH: А если копнуть еще более ранние времена? Как вы увлеклись тяжелой музыкой в общем?
Plague: Я увлекся в очень раннем возрасте. Конкретно с нашим сообществом мы вместе с 99-го, наверно, года. Всё началось довольно внезапно. Произошел звонок на домашний телефон, трубку поднял я. «Алё, ты Вова? Я слышал, ты не х##евый барабанщик». – «Ну, возможно». – «Ну, приходи к нам, мы тут блэк играем». Так и зародился Deofel. А до этого барабанил во всевозможных коллективах и black и не black направленности. «Музыкальная газета» была великим коннектором в этом плане. Из многих групп, где играл, помню одну со смешным названием *улыбаясь* – “Фатальный Монстр”. Играли что-то типа death.
Раньше же как люди узнавали про какую-нибудь музыку? -  Кто-то купил кассету в киоске…
Eucharist: …пиратскую.
Plague: В те времена еще не было интернета и скачать или послушать в youtube возможности не было, поэтому и покупали какую-нибудь совершенно незнакомую хрень, потому что понравилась картинка на обложке. Послушал: «Не, фуфло». Пошел другую какую-нибудь купил. «О, вот это годно». Методом проб и ошибок действовали. Затем стали какие-то печатные издания появляться - тот же широко известный Легион – откуда народ черпал информацию. О стилях в частности. Потому что в музыкальных киосках понятия о стилях не существовало в принципе. Также существовала «Алиса», где сидел продвинутый парень, который за небольшую денежку записывал тебе копию на твою кассету с имеющегося в списке.
Eucharist: Звукозаписывающая студия пиратских кассет, короче говоря. *улыбается*
Plague: Со временем стали покупать уже «фирму». Она стоила … ну три стипендии, наверно.*улыбается* С инструментами вообще беда была. Можно сказать, что играть вообще не на чем было. Что нашли – на том и играли.
Eucharist: Одна из известных историй – про педаль Deofel.*смеется*
Plague: Да. *смеется* Была двухбочковая установка. И одна педаль у меня была нормальная, а вот вторую хрен где купишь в те времена. И мне пришлось мастерить ее из дерева. На этом чуде из палок и фанеры я вполне нормально отыграл месяца четыре. *смеется* Пока не удалось купить нормальную.
Eucharist: У меня все началось с «обычного» метала. Затем увлекся death’ом. Он меня затянул года на три-четыре. Затем стал узнавать больше про black metal. Тут какое дело: когда ты знакомишься с подобной музыкой, то начинаешь перебирать стили. Знакомишься с одним, с другим, с третьим, пока в итоге не находишь подходящий тебе. Но это если говорить сугубо о музыке. Black metal же не только музыка. Это, в первую очередь, идея. Тот же death metal каким бы он мрачным, радикальным ни был, все же уступал во взрывоопасности блэку.
Plague: Если говорить об идее, то впервые и основательно я о ней узнал и проникся, благодаря книге «Lords of Chaos». Хоть и читал со словарем, пытаясь разобраться. И эта идея была мне близка. Плюс окружающие меня люди обладали таким же мнением. Поэтому убеждения развивались, укреплялись, укоренялись.

MH: Ваша первая группа, после прослушивания которой всё и началось.
Plague: Это был Mercyful Fate. А если говорить непосредственно о black metal - Mayhem («De Mysteriis Dom Sathanas»).
Eucharist: Accept “Metal Heart”

MH: А в настоящее время кроме black metal что-нибудь слушаете?
Plague: Я вообще black metal не слушаю. Я слушаю рок. Pink Floyd, Led Zeppelin, Black Widow. Из нового – ничего, только – старье.
Eucharist: Рок – классический рок 70-х  – это самая профессиональная музыка по сути дела.

MH: Возвращаясь к истории группы, как так вышло, что, будучи барабанщиком, ты, Plague, сменил установку на гитару?
Plague: Тут все достаточно просто. Когда мы обкатали первый состав, Т.D. был гитаристом/вокалистом, я был ударником. Был очень сильный состав. Но Т.D. однажды пришел к выводу, что не нравится ему то, что он играет. Что он любит другое музло. Его угнетало, что он не в состоянии придумать рифф, ну никак. И в один прекрасный день мне написали москвичи с предложением сыграть с Inquisition. Мы, конечно же, согласились. А через неделю после нашего согласия, Т.D. решил уйти из группы. Причем сделал это без скандалов, а очень правильно. И чтобы не ударить в грязь лицом, пришлось поспешно менять состав. На те времена я понимал, что гитариста мне будет найти сложнее, чем ударника. Я уже приглядел драмера из Rite of Darkness, которого мы и пригласили к нам. В итоге впервые отыграли в обновленном составе: Eucharist – на вокале, я – на гитаре. Впечатления свежи до сих пор. Очень душевный и хороший концерт. Парни из Inquisition были настолько простые. Может они сейчас изменились, хотя я в этом очень сильно сомневаюсь.
Eucharist: И на протяжении нескольких лет смены состава продолжались. Ушел и тот барабанщик. В конце концов, пришел теперешний. И пока мы вжились в свои роли, прежде чем была достигнута сыгранность, прошло довольно много времени.
Plague: Сыгранность появилась, можно сказать, совсем недавно. И вот на сегодняшний день не стыдно.
Eucharist: Мы не были изначально профессионалами. За исключением Plague.

MH: Что в твоем понимании «профессионализм»? Наличие корочки об образовании?
Eucharist: Нет. Владение музыкальными инструментами.
Plague: У меня просто опыта много концертного. По поводу образования – я когда-то давно в музыкальной школе на барабанах учился, но ушел, когда начался хор. Ксилофон я еще мог вытерпеть, но вот хор… *улыбается* Ну не могу я петь, не хочу, не умею. Я говорил: «Дайте мне трубу какую-нибудь, еще что-нибудь». Но мне: «Ни х#я! Пойдешь на хор!»

MH: Несколько слов о вашем теперешнем драмере.
Plague: Драмер наш - Евгений Игнатов – свободный человек. Он наш постоянный сессионщик. Пока ему интересно с нами, он будет с нами. Но пока какого-то движения «вглубь» нашей группы либо общества без его желания не происходит.

MH: То есть он беспартийный.
Plague: Абсолютно беспартийный. *с улыбкой* Со свободным мандатом.

MH: Таким образом можно говорить о вашей лояльности: необязательно быть в “партии”, чтобы играть в группе, главное – талант?
Plague: В этом плане – да.
Eucharist: Талант – это в первую очередь. Но с другой стороны, наш барабанщик был принят в группу не просто так. Мы сошлись характерами и до сих пор не конфликтуем.
Plague: Еще необходимо упомянуть Nihilation - наш незримый четвертый участник группы, о роли которого мы забыли сказать. А о нем стоит упомянуть обязательно. Какое-то время он был нашим ударником. А сейчас является соавтором лирики, в том числе “Where light dies”.

MH: Насколько вы ортодоксальны?
Eucharist: Скажем так, когда юн и молод, то все воспринимаешь максимально остро. Но с годами все несколько сглаживается. Прошлое – это прошлое. Оглядываться на него безусловно стоит. Но жить им – нет. Необходимо идти дальше.
Plague: Eucharist, ты сейчас пытаешься оправдать форму своего бытия. Не более чем. Мы все взаимодействуем с обществом, и естественно нам приходится поступаться своими принципами. Мы не являемся на сто процентов мизантропами. Жизнь – это жизнь.
Eucharist: Мизантропия, по сути дела, это патология. Это даже не социопатия. Это гораздо хуже. Так или иначе, но мы являемся частью общества, как бы нам ни хотелось этого избежать.

MH: А присуща ли вам самоирония?
Plague: Однозначно.
Eucharist: Однозначно. Без этого никак вообще. Это в каком-то смысле жить помогает.*улыбается*
Plague: И пить… *улыбается*
Eucharist: Без иронии жить сложно. В житейском плане мы обычные люди.

MH: Кроме музыки есть ли еще какие-то увлечения?
Plague: У меня да. В прошлом я полупрофессиональный гонщик. А сейчас в основном литрболл
Eucharist: Чтение. По умолчанию. Всегда читал и буду читать. Как художественную литературу, так и книги по философии, религии. Фильмы, книги, лесные прогулки – это обычный набор практически каждого. Фотографирование, кстати. Занимаюсь этим довольно давно, но не на профессиональном уровне. Раньше больше пейзажная съемка привлекала, но вот с недавних пор приобщился к портретке. Для меня это нечто новое и это притягивает. Все мы были бы не против отказаться от хождения на работу, этакой обязательной повинности, и тогда с массой свободного времени, конечно же, у нас появились бы тонны различных хобби.

MH: Если бы у вас была возможность жить в изолированным мире со всеми своими идеалами и традициями воспользовались бы?
Plague: А так неинтересно.
Eucharist: Скажем так, нам не свойственен эскапизм. Поэтому идеализировать нет никакого желания.
Plague: Мы бы быстро устали от такой жизни. В ней нужны испытания, проблемы для закалки духа. А когда все как ты хочешь – оно не интересно.

MH: Отчего такое мега-предвзятое отношение к музыкантам, не принадлежащим «партии»?
Plague: Люди имеют право делать все что хотят: играть музыку, стоять на головах, петь про пароход в костюмах утконосов, но будьте любезны – не трогайте святое, не называйте свою музыку black metal. Вlack metal всегда один. И он должен быть традиционным. Нет традиции – нет black metal. Нет идеи – нет ничего.
Uq5puNFVZsY
MH: А ты не считаешь, что если black metal будет только традиционным, отрицая всевозможные ответвления, являющееся так или иначе музыкальным развитием, то он просто-напросто сгниет сам в себе?
Plague: Нет, конечно. Ему не нужно развитие. Развитие нужно другим веткам метала.
Eucharist: У всех так называемых ответвлений есть приставка. Но эта музыка не отвечает тем идеям, которые заложены в исконном black metal.
Plague: Black Metal – это в первую очередь идея и энергетика, а уже потом музыка.

MH: Но чаще всего не сами группы причисляют себя к какому-то стилю. Обычно – это дело цензоров.
Plague: В большинстве своем не соглашусь. Более чем часто именно группа определяет себя стилистически. И если группа неинтересная, она в целях привлечения публики начинает выдумать всевозможную хрень, употребляя приставку black. Историю рока почитайте, 60-е – 70-е года, становление подобной ерунды, ответвление от классики.

MH: Есть ли в планах создание некого side-проекта не связанного с ВМ? А возможно он уже существует?
Eucharist: Нет.
Plague: Такие мысли когда-то были. Мы с Т.D. обсуждали идею, что когда-нибудь где-нибудь пойдем и поиграем блюз. Пока данная идея не осуществилась, но и отказываться от нее рано.

MH: Земля слухами полнится: правда ли что изначально об оформлении обложки “Where the Light Dies” у вас были переговоры с Paolo Girardi?
*оба удивленно* Чего?!
Eucharist: Нет-нет-нет.
Plague: Да ну нах!
Eucharist: Это реально сплетни. Он слишком дорогой будет для нас. Мне очень нравятся его картины. Очень. Я вообще интересуюсь живописью (и не только в музыке). Но чтобы использовать его работы нам стоит стать, наверно, вторыми Inquisition.

MH: И кто же в итоге оформлял облогу?
Eucharist: Morkh (Nether Temple Design). Изначально конкретно с ним велись переговоры и ни с кем больше.

MH: От себя хочу отметить разительную разницу в цветовом решении “Rotten” и “Where the Light Dies”.
Plague: Ну о “Rotten” вообще надо говорить отдельно. Там слишком много людей намешано.
Eucharist: Что же про обложку “Where the Light Dies” – это стилистика самого художника, человека, который не первый год в этом деле.

MH: А как происходил процесс ее создания? У вас самих уже была некая идея? Или по принципу: «вот на, послушай и твори, как почувствуешь»?
Plague: Тут все довольно сложно. Было создано и рассмотрено масса вариантов. Много копий было сломлено. В течение года. До финиша дошли четыре картинки.
Eucharist: *с удивлением глядя на Plague* Я помню только пару…
Plague: *с улыбкой* Я тебе все не показывал.
Eucharist: Но когда мы увидели ту, что сейчас на титульной обложке, мы оба поняли что это ОНО.
Plague: Изначально оформление было рассчитано на LP. Но затем, когда заговорили об оформлении на диск, то добавили «цыган с медведями» *улыбается*- немного по минимуму различных картинок.

MH: Почему “Rotten” -  «это отдельный разговор»?
Plague: Потому что там было задействовано множество людей. Стоит вспомнить Пашу Жаркевича (группы Niezgal, Latanu), помогавшего записывать бас. Наша камрад Наталья записывала вторую гитару. Нельзя забывать о роли Кронума, который всё оформление сделал очень грамотно.
Eucharist: Изначально был другой художник. Но Кронум завершил начатое. Сделал титульную обложку и все это оформил в окончательный вариант, который увидел слушатель.

MH: Если бы не его гибель, обложку “Where light dies”…
Plague: …однозначно делал бы Кронум. У нас было такое редкое взаимопонимание. Он настолько ловил мои идеи. Я ему говорю пару фраз. Он: «Все, больше можешь мне ничего не говорить». Рисует. Через десять минут я уже получаю идеальный с точки зрения концепта скетч, а к концу дня уже и идеальный рисунок. С другими оформителями такого понимания пока не достигнуто.
Возвращаясь к «Rotten». В первую очередь, это наш первый полноформатный альбом. Альбом, который был записан с нуля в студии, а не где-нибудь дома на коленке. Продакшн был очень хороший изначально. И мы его портили очень долго, так как записали его слишком идеально. Не так как планировали.

MH: Многие, послушавшие “Where light dies”, отмечают вкрапления thrash ноток (кто-то говорит и о death мотивах) и, конечно же, церковные песнопения. Почему озарило, что их необходимо добавить? Неужели специально записывали? Или все же тиснули из нейтральных источников?
Plague: Во-первых, если почитать текст данного трека, то все станет предельно ясно. Во-вторых, я ощущал некую недосказанность в этой песне. Она очень сложна, касаемо гитарной работы – там наложено шесть гитар. Я такого прежде еще никогда не делал. Песня действительно была технически непроста. И немного пустовато звучала, как мне казалось. Поиски некой фишки остановилось на пении псалмов (хоть это и избитое клише). Я наткнулся на некую службу в сербской церкви, которая впечатлила. В результате смело тиснул оттуда пару кусочков. Пазл сложился.
Что касается thrash metal, так я большой его фанат. А сочетание thrash с black придает музыке дополнительный окрас без выхода за рамки традиции.

MH: Церковные песнопения в метале вызывают ассоциации с оккультным black metal. Не намек ли это на то, что когда-нибудь вы слегка смените музыкальный характер?
Eucharist: Ты не права. Использование церковных пений это ни разу не оккультный black metal, это больше религиозный ВМ.
Plague: Мы стопроцентный ортодоксальный black metal. Такими и останемся. Игры с оккультным ВМ – не про нас.

MH: Кратенько о концепции альбома.
Plague: Основная – это, конечно, смерть, разрушение. Но вы ж так ни хрена не поймете. Чтобы понять саму идею, необходимо сначала лирику почитать.
Eucharist: И не один раз.
Plague: Особенно Apocalyptic Rebirth – один из краеугольных текстов.
Eucharist: И Sacreligious Omnicide.
wPI7H-X2 E
MH: И сколько раз стоит перечитывать лирику?
Plague: Это кому как дано.*улыбается*
Eucharist: 666. *улыбается* Там же в принципе ничего такого завуалированного нет...
Plague: *категорически* Там как раз-таки много чего завуалировано. Я как основной автор лирики скажу, что там очень много подтекста. Нужно читать вдумчиво.

MH: Вы вдвоем настолько кардинально разные люди, как вам творится-то вместе? Бывают ли конфликты?
Eucharist: Система издержек и противовеса действует всегда.*улыбается* Конфликты, если и бывают, то только мелкие, но не на творческом уровне. На творческом – каждый делает свое дело. Есть лидер, и есть вопросы, которые решаются сообща.
Plague: Я хочу сказать, что у нас нет единоличного лидерства. Да, возможно, местами я бываю жестким парнем.*улыбается*Но так надо. Мнение Eucharist'а важно и учитывается всегда. Всегда происходит обсуждение.
Eucharist: Мы всегда советуемся. И с Женей советуемся в том числе. Решение принимается сообща.
Plague: И с Nihilation, который всегда имеет право голоса, и с которым мы тоже часто советуемся.

MH: Сами искали издателя или Final Agony нашли вас?
Plague: Скажу за все издания группы Pestilentia: ни разу никогда не писал ни одного письма издательствам. А все предложения приходили сами по себе через всевозможные источники. Мы в свою очередь выбирали (и выбираем) наиболее приемлемые. Не в плане крутости, а в плане соответствия нам. Дикие тиражи совершенно не нужны. Я к тому, что предложений было много и серьезных в том числе, что могло бы изменить в корне статус группы. Но нам это тупо не надо.

MH: Тупо задам вопрос – почему вам это не надо?
Plague: Ну… Слава мне не нужна. *улыбаясь*Деньги у меня есть. А вот предавать друзей и публику, которая с тобой на протяжении более десяти лет, - это очень плохо. Пусть лучше эти 100-200 человек остаются при мне, чем я сейчас хапну 500. А затем они мне скажут: «Не, х##ня. Я пойду уж лучше Батюшку слушать».
Eucharist: О коммерческой стороне проекта не хочется говорить абсолютно. Продвижение группы с этой стороны не имеет смысла. И этого не будет. Вернее, смысл есть, но этого не будет. Поскольку мы исходим не из популяризации ВМ, а из традиции.
Plague: Мы чтим традицию. И от этого никуда не отходим.
Eucharist: Возможно, это что-то типа жертвы. Ради того, чтобы быть против чего-то ты должен всегда чем-то жертвовать.

MH: А как насчет вашего повального в последнее время гастролирования?
Eucharist: Это маленькие концерты. Мы не зарабатываем на них денег.
Plague: Это всё предложения, которых мы никогда не ищем, и которые поступают к нам сами.

MH: Что бы выделили особенно?
Plague: Фест Howls of Winter в Таллинне. Это лучшее, где нам приходилось выступать. Организация  - 10 баллов по десятибалльной, звук, техника – 10 баллов однозначно. Состав выступающих групп – более чем нормальный. Публика – немертвая, что очень странно для балтийского характера.

MH: Если вас будут приглашать на более коммерческие концерты, фестивали, поступать более коммерческие предложения– ваша реакция?
Plague: Каждое предложение будет рассматриваться персонально. Мы взвешиваем все «за» и «против». Естественно, сейчас мы подошли к той грани, когда в суровом андеграунде мы уже не останемся. Но тут есть еще один момент – сейчас у нас есть свобода, свобода в действиях и решениях. Я хочу – я буду это делать. Не хочу – не буду. Если же появится контракт. Хочешь – не хочешь, но придется делать. Я же перфекционист. Десять альбомов в неделю я выдавать не могу. Моя музыка должна отлежаться, отшлифоваться. И уж точно не потерплю, чтобы мне кто-либо указывал, что и как делать.

MH: На каком неандеграундном крупном фестивале вы бы выступили?
Plague: Однозначно Brutal Assault.

MH: А с какими неандеграундными группами?
Plague: Я бы хотел с Emperor выступить, или с Mayhem в теперешнем составе. Мне бы было это очень интересно.
Eucharist: А я по этому поводу никогда не фантазирую. Я выступаю с теми, с кем выступаю. С кем получается выступать. С рок-музыкантами мы не можем выступить. С обычным металом я себя не вижу тоже. Из представителей современной сцены, которая так или иначе связана с ВМ, я ни с кем не хочу выступать. Мне вполне достаточно того, что некогда я выступил с Inquisition на одной сцене. Всё. Мне в принципе достаточно одного-двух концертов в год. Но сейчас происходит то, что происходит. И, если честно, я уже мечтаю что мы отыграем с Mgla, и у нас, наконец, наступит перерыв на какое-то время, чтобы посвятить его себе.

MH: Традиционный вопрос о забавных, веселых случаях в гастролях.
Plague: *вспоминая, с улыбкой* Из последнего – на пересечении российской границы заходит в автобус пограничник, а там куча лысых, бородатых детин спит, и он «А почему тут столько много двойников Ленина?»

MH: Есть ли у вас некое подобие ритуала перед выходом на сцену?
Plague: Ритуала как такого нет. Концентрация.
Eucharist: У нас один общий ритуал – употребление алкоголя перед выступлением.*смеется*
Plague: *с улыбкой* Мы не играем трезвыми. Это факт. Да, это плохо для «бизнеса»… Раньше я очень боялся выступать пьяным. «Бля, вдруг я не сыграю вот это, то и это?..» А вот сейчас я уже чувствую себя некомфортно, если не выпил. *улыбается* Судя по всему развил skill пьяного мастера.

MH: Были ли случаи неких внезапно оригинальных из ряда вон комплиментов (или антикомплиментов) на концертах?
Plague: *задумавшись* Прям из ряда вон и не припомню.
Eucharist: Обычно все по стандарту: «Офигенно, дай автограф».

MH: Раздаете?
Eucharist: Нет. *улыбаясь* Могу сфотографироваться только.
Plague: *отвечая на немой вопрос* А я не знаю, почему он не раздает.*улыбается*

MH: Даже если с голой грудью подойдут?
Eucharist и Plague: Не ну если с голой грудью, тогда однозначно – можно, конечно.*смеются*

MH: Сами себя слушаете временами?
Eucharist: В последнее время нет.
Plague: За время подготовки всей музыки к физическому носителю она немножечко надоедает. Да и ухо замыливается. Но иногда переслушиваю в поисках косяков, чтобы в следующий раз этого не допустить.
Eucharist: Я иногда слушаю перед концертом, чтобы обновить воспоминания о вокальных партиях.

MH: Ваш любимчик среди собственных релизов.
Plague: Death Incantations. На нем я никогда, пожалуй, так не извращался со звуком. Плюс ко всему он самый тяжелый для восприятия. Очень много людей не въезжают в него.
Eucharist: Mourn The Living. Первый релиз с моим участием.
rZkrI9f1kHg
MH: Поделитесь ближайшими планами группы?
Eucharist: Следующий (после минского) ближайший концерт планируется в Москве. Затем несколько европейских концертов. Но это все пока еще в стадии переговоров. Что касается нового материала, он есть, но все в стадии разработки.
Plague: Пока еще рано. Кое-что будет в этом году. Но оно будет очень нестандартным в плане релиза, но абсолютно по стандартам нашего статуса. И возможно в этом же году будет еще один релиз, уже по всем стандартам.

MH: Ваши мысли о группах, с которыми будете выступать 10-го числа.
Plague: Замечательно знаю группу «До Скону». И конкретно Максима. Отличный парень, делает отличную музыку. С совершенно правильной идеей. Что касается Mgła. Не сказать, чтобы я большой любитель их творчества. Но уважение, конечно же, есть.
Eucharist: С группой «До Скону» знаком с их первого релиза. Его еще на кассетах издавал Кронум, поэтому этот релиз попал мне в руки. И затем уже стало традицией следить за их творчеством и знакомиться с каждым последующим релизом. «Змеиный Круг» - наверно, одна из самых сильных их работ.
Plague: И «Ад» еще очень хорош.
Eucharist: «Холодные Потоки Смерти» у меня на втором месте. Mgła же слушал не с самого момента их появления, а в более поздние времена, когда эта группа стала более-менее известной. Мне очень нравятся их ранние релизы. Особенно первый альбом “Groza”. Ну а позже интерес поугас. Сыграть с ними на одной сцене и тем более познакомиться, конечно, безумно интересно.
Plague: Да. Здесь больше интересен бэкстейдж, чем сам концерт.

MH: Вас не смущает, что на этом концерте, вас будут слушать не только ваши постоянные поклонники, но и «случайные» люди, пришедшие на Mgła?
Plague: Ну клево. Пусть слушают.
Eucharist: Мы не воспринимаем все настолько серьезно. Кто захотел, тот пришел. Это хорошо.

MH: Будет ли что-то от вас на маркете в день концерта?
Plague: Мы однозначно что-то принесем. Скорее всего, это будет «Death Incantations». Больше ничего не осталось. И точно принесем мерч, конечно.

MH: Есть что сказать публике грядущего события в клубе Брюгге?
Plague: Приходите на Mgła, тратьте деньги, покупайте в баре пиво.*улыбается*
Eucharist: И пожалуйста, не поддерживайте группу Pestilentia.*смеется*

Беседовали: Mary
                         Nat Nazgul

Фото предоставлены группой.

Поиск

Ближайшие концерты


29
Жні
2017

29 Жнівень 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


01
Вер
2017

01 Верасень 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


02
Вер
2017

02 Верасень 2017

Клуб "ИЛИ"
( Пр. Независимости 131 )


15
Вер
2017

15 Верасень 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


17
Вер
2017

17 Верасень 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


23
Вер
2017

23 Верасень 2017

Prime Hall
( пр. Победителей 65 )


29
Вер
2017

29 Верасень 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


03
Кас
2017

03 Кастрычнік 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


28
Кас
2017

28 Кастрычнік 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


18
Ліс
2017

18 Лістапад 2017

Re:Public
( ул. Притыцкого, 62 )


02
Сне
2017

02 Снежань 2017

Клуб "Brugge"
( Партизанский проспект 6А )

Каментары

Кантакты

METALHEADS.BY © 2014-2017 All Rights Reserved.

Language