Интервью с Woe Unto Me: "Это Минск сейчас начал понемногу выходить из периода стагнации, в то время, как областные центры слишком глубоко увязли в нем."

  • 12/03/2019 - 10:54 Read: 761  Rate this item
    (4 votes)
  • comment 

Woe Unto Me - одна из тех единичных команд не только в Гродно, но и в Западной Беларуси в целом, которая может похвастаться достаточно длительной историей существования и которая при этом сумела не развалиться. (Не сглазить бы!) В преддверии их совместного выступления с Forgotten Tomb в Минске 31-го марта, я встретилась с ребятами в их родном городе Гродно и поговорила с ними о смене вокалиста, предстоящем участии в Brutal Assault и новом альбоме. В том числе и от Deathbringer.

MetalHeads.by (MH): Привет, ребята! Огромное спасибо, что нашли время для встречи с нами, и давайте, наверное, начнём с вопроса, который сейчас волнует очень многих ваших поклонников и не только. В начале этого года вы расстались со своим вокалистом Олегом Воронцовым. Что случилось? Почему ваши пути разошлись?
Артём Сердюк: У Олега, наверное, были несколько иные взгляды на музыку. И дальнейший путь группы предполагал использование другого вокала. Это было совместное решение группы: мы хотели найти кого-то другого, и Олег сам не очень хотел продолжать участвовать в группе.

MH: И чем он сейчас занимается, если не секрет?
Артём Сердюк: Я не знаю. У него какой-то совместный проект с его братом, играют кавера на Metallica, что-то в этом духе.

MH: А долгими ли были поиски нового вокалиста? Я знаю, что вы ранее выступали вместе с Nebuale Come Sweet. Можно ли сказать, что это было быстрое решение? Мол, хотим видеть только Игоря! Или все-таки были какие-то сомнения по этому поводу и муки выбора?
Артём: На самом деле, мы думали об этом ещё до того, как расстались с Олегом. Была у нас такая идея. Когда мы начали работать над новым материалом, мы поняли, что нам нужен какой-то другой вокал. И первое, что пришло в голову, - вокал Игоря. Поэтому можно сказать, что мы в своих планах что-то такое предусматривали. И когда произошла эта ситуация с Олегом, мы долго не раздумывали и сразу обратились к Игорю.

MH: Вопрос к Игорю: не сложно совмещать проекты?
Игорь Ковалёв: Абсолютно несложно. У меня есть еще третий коллектив в Москве. Мы играeм хардкор. И еще у меня есть сольный проект. Я в принципе живу только музыкой. Мне интересно двигаться в разных направлениях. Например, как композитор, или как вокалист в рамках проекта Woe Unto Me, или как барабанщик в Nebulae Come Sweet, или как композитор, аранжировщик в другой хардкор банде.

MH: Но ваш союз планирует быть длительным?
Артём: Надеемся, что да.

MH: В декабре прошлого года вы сообщили, что примете участие в чешском фестивале Brutal Assault, и уже в августе этого года разделите сцену с такими группами, как Shape of Despair, Immolation и Rotting Christ. Безусловно, это огромный шаг вперёд в плане развития группы, и, если мне не изменяет память, выступлением на этом фестивале из белорусских команд могли похвастаться только Rasta.
Павел Шмыга: Еще Gods Tower, вроде.

MH: Ну вот, еще Gods Tower. Как вам удалось попасть в список участников? И вообще, какие ощущения в связи с этим?
Артём: В общем-то, мы пытались попасть на этот фестиваль несколько раз. Пару лет до этого высылали какие-то промо-материалы. Попытки были, но, я думаю, что сыграло роль то, что участвовали в туре по Балканам и отыграли там пару концертов. Вернее, должны были отыграть два концерта, но отыграли один в Чехии. И также свою роль сыграло моё знакомство с организатором этого фестиваля. Мне проще и легче было уже непосредственно с ним оговорить возможность выступления, а не писать на обычное мыло. Но это тоже нелегко было.
Игорь: Насколько я помню, Артём мне говорил, что это заняло около трёх месяцев. Была такая история. Я был дома, готовил еду, и тут мне звонит Артём и огорошивает вопросом: а не хотел бы ты поиграть в Woe Unto Me? И потом каждую неделю ещё какой-нибудь вброс писал, мол, вот там еще фестиваль планируется и всё в таком духе.
Артём: Я его так завлекал.
Игорь: И даже когда  уже согласился, в воздухе еще месяц, наверное, висел вопрос о том, будем ли мы участвовать в фестивале или нет.
Артём: Да, там человек прослушал наш материал. Ему понравилось, и он сказал, что надо какое-то время ещё подождать для того, чтобы он распределил те группы, которые уже были подтверждены, и понял, есть ли ещё место для нас. И примерно через месяц он наконец-то все подтвердил. Эмоции, конечно, зашкаливали. Было приятно, что мы наконец-то добились этого.

MH: Ваша концертная деятельность больше нацелена на Европу. Последний раз вы выступали в Минске и вообще в Беларуси почти полтора года назад. В скором времени вы обнулите этот свой счётчик, выступив 31 марта в Минске вместе с Forgotten Tomb. Откуда такая «нелюбовь» к белорусской сцене? Почему так редко радуете нас?
Артём: Я не думаю, что здесь речь о какой-то нелюбви. Выступали бы и чаще, но здесь редко проходят какие-то тематические мероприятия, именно в нашем стиле. И мы придерживаемся той политики, что не надо слишком надоедать местной публике. Мы стараемся делать это в меру. Редко, но метко, чтобы успели соскучиться.

MH: Думаю, что за полтора года уже успели. Я, например, буду очень рада услышать вас вживую. В связи с этим давайте опять вернемся к предстоящему концерту. Как известно, 31 марта вы выступите на одной сцене с Forgotten Tomb, Raven Throne и Absence of Life. Хорошо ли вы знакомы с творчеством этих команд? Что можете сказать о них?
Игорь: Касаемо Absence of Life  ничего не могу сказать, но мы турили в составе с Dymna Lotva. Только положительные эмоции. Мы откатали три города с этими ребятами. Они, конечно, своеобразные, но клёвые. Мы прям полюбили этих ребят. Второй коллектив – Raven Throne – я только в записи слышал.
Артём: Я слышал в записи, видел вживую их. Это не совсем близко к нашему стилю, как мне кажется. Но, в принципе, ребята на хорошем уровне, достаточно профессиональном.
Дмитрий Щиглинский: Тут скорее мы не совсем формат. (Смеются.)
Артём: Да, весь концерт в такой тематике суицидального блэк метала больше, чем дума. А мы к суицидальному блэку вообще никак не относимся. (Смеются.)

MH: Ну поему же? Один из рецензентов вашего второго альбома написал, что ваша музыка способна загнать человека в состояние депрессии. Почему бы и нет в таком случае?
Артём: Тогда это суицидальный дум метал, а не блэк (смеются). Единственное, что есть общего между этими коллективами, - это желание вскрыться. (Смеются.)

MH: Хорошо, а как вы в целом можете оценить ситуацию на современной белорусской метал-сцене? На мой взгляд, был у нее некий период стагнации.
Артём: Я думаю, что это скорее Минск сейчас начал понемногу выходить из этого периода стагнации, в то время, как областные центры слишком глубоко увязли в нем.
Дмитрий: В общем-то, с музыкой, как и со всем остальным в стране. Только Минск сейчас как-то развивается, в регионах же ситуация сейчас вообще никакая.
Игорь: Да, в Минске сейчас пошла движуха. Например, мы несколько дней назад репетировали на студии «BooМ». Ее администраторы и организаторы запустили такую тему, которая называется Boom Music Motion. И командам, которые репетируют на этой студии, они предлагают всевозможные презентации и участие в концертах. Так было, например, с Asymmetry и Endogenesis. Они играли на разогреве у Irreversible Mechanism. Такие вот движухи тоже поднимают эту индустрию в целом. Но, опять же, это Минск. Плюс появление «Лютого букинга». Раньше я не слышал о нём так часто. Когда он появился? Года два назад?
Артём: Возможно, что и раньше.

MH: Концерта у них, по-моему, где-то с начала 2018 года начали проводиться.
Артём: Да, может они и раньше начали, но активно с 2018-го.
Игорь: Так же, как и Vse Booking. У них тоже сейчас концерты пошли. В сезон от них концертов пять выходит.
Артём: Я тоже хотел сказать, что тут в большей степени заслуга именно вот таких организаторов, которые продвигают локальную сцену, а не просто возят какие-то команды из зарубежа, которые интересны местной публике. К ним такие организаторы добавляют локальную сцену, что очень важно. Многие крупные организаторы этим не занимаются. Им главное сделать привоз. Поэтому только благодаря таким вот активным оргам это всё и происходит.
Игорь: В принципе, в какой-то степени WakeUp задал такую моду. У них был период буквально несколько лет назад, когда они привозили какую-нибудь банду, тех же Defeater, например, и брали разогрев из локальных групп. Сейчас я уже не наблюдаю этого, но моду, мне кажется, задали именно они.
Артём: Вот именно поэтому, мне кажется, в областных центрах и сложилась такая ситуация. Потому что здесь нет таких организаторов и активистов.
Иван Скрундевский: Мне кажется, в областных центрах меньше и самих слушателей, готовых прийти на концерт. Все либо сконцентрировались в Минске, либо уехали вообще из страны, и по факту в областных центрах почти никто не приходит.

MH: Я заметила. Постоянно бываю на концертах в Минске, а 1-го февраля сходила ради интереса на An Argency в Rockstar (прим. автора: местный гродненский клуб). Прихожу – а там человек 30. Вряд ли больше.
Артём: У меня даже такое впечатление складывается, что есть определенные категории людей, которые живут в областных центрах, но скорее предпочтут поехать в Минск на какой-нибудь концерт, чем ходить на местные мероприятия. И это тоже отрицательно сказывается.
Игорь: Я сам года три назад был в похожей истории. Когда я еще был в составе The Burner, мы делали совместный мини-тур с Weesp и Redlake Circus, которые из Германии. Мы выступали в Витебске, Новополоцке и Бресте, вроде. И людей  было очень мало. Казалось бы, привозная группа из Германии прокатится по Беларуси, но пришло человек 20-30. Получается, это уже достаточно долгая песня.
Артём: По этой же причине я и перестал возить группы по областным центрам Беларуси. Когда-то я ещё занимался этим. Привозил Dead Infection, Christ Agony, много кого. Возили их по всей Беларуси, но сейчас это не имеет значение. В минус сразу.

MH: А есть ли у нас сейчас понятие конкуренции? Между группами в рамках одного жанра, независимо от него, между формациями.
Дмитрий: Мне кажется, конкуренция есть там, где есть какие-то деньги, доход. Откуда им взяться в такого рода музыке? Соответственно, откуда взяться конкуренции в ней? Все просто занимаются любимым делом.
Артём: Я не знаю, как сейчас с этим, я перестал на это обращать внимание, но своему опыту могу сказать, что какое-то время назад это имело место. Конкуренция в каком-то даже нездоровом плане. Отношение одних групп к другим было именно таким. Была какая-то дистанция между ними. Все думали, мол, эти хотят нас уделать, а мы уделаем их! В общем, нездоровое что-то. А вообще, конкуренция должна быть. Как раз она и будет подталкивать людей к созданию чего-то нового.
Игорь: Конкуренция, скорее, в качестве, в его подаче.
Дмитрий: Но это же борьба за слушателя, правильно?
Игорь: Да, но где-то четыре года назад был такой случай, когда одна команда – не буду называть её – просто потребовала «Дайте нам отдельную гримёрку. Мы не будем с ними в одной». (Смеётся.)
Дмитрий: Короче, именно поэтому мы выбрали дум метал. Здесь маленькая конкуренция. (Смеются.)
Артём: Мы выбрали дум метал, потому что у нас всегда отдельная гримёрка. (Смеются.)
Дмитрий: И мы всегда одни на концертах. (Смеются.)

МН: Возвращаясь опять к влиянию музыки на слушателя. Какое влияние именно ваша музыка и музыка в целом оказывает на вас самих?
Игорь: Это есть сублимация. Просто аккумулируешь либо весь негативный свой опыт, либо что-то пережитое в написание какого-то материала и впоследствии анализируешь пережитый опыт со стороны, т.е. это ещё и самоанализ.
Дмитрий: До утра у нас время есть? (Смеются.) Потому что это достаточно широкий вопрос.
Артём: Музыка всегда поддерживает. Благодаря музыке легче пройти через какие-то трудности в жизни. Даже если это что-то депрессивное, оно всё равно может дать тебе толчок. В конце концов, просто понимание того, что не один ты тут страдаешь.
Павел: Да, тут еще шесть человек таких! (Смеются.)
Игорь: Когда реализуешь музыку на сцене, ты просто делишься своими переживаниями, связанными с каким-то определённым периодом в твоей жизни либо с какой-то ситуацией. И всегда чувствуется, когда от аудитории волнами исходит поддержка и понимание. Когда чувствуешь полную отдачу, тебе реально после концерта становится легче жить, начинаешь проще смотреть на какие-то вещи.
Павел: Типа не зря пострадал! (Смеются.)
Дмитрий: А зрителям становится хуже. (Смеются)
Игорь: Понимаешь, зрителям не становится хуже. Им наоборот становится лучше, потому что ты даёшь им своё, а они отдают тебе своё. Мы оказываемся в каком-то круговороте эмоций.
Иван: А ещё это просто красиво и приятно. Даже если брать всю музыку в целом, а не только ту, то мы играем. Её слушаешь в первую очередь для того, чтобы получить какое-то эстетическое удовольствие.

МН: А есть ли какие-то моменты, которые могут загнать вас в депрессию?
Павел: Новый альбом. (Смеются)
Игорь: Лично меня вгоняют в депрессию моменты, когда я не могу заниматься написанием музыки или ещё чем-то в этом роде. Когда работа, работа, работа, работа. Меня это просто убивает. У меня бывает, что сдашь какой-нибудь проект на месяц, а потом еще месяц сидишь выгребаешься из этого. И в такие моменты музыка просто не пишется, потому что всё это время голова была забита работой.
Дмитрий: Некоторые из нас в целом склонны к депрессии. Почти все. Разные события в жизни способны вогнать в это состояние. И очень часто спасаешься именно благодаря музыке.

МН: Значит ли это, что депрессивное состояние, состояние упадка как моральных, так и физических сил может быть для вас источником вдохновения?
Артём: Конечно!
Павел: Безусловно! Такая музыка, как наша, и делается, наверное, в таком состоянии.
Артём: Не обязательно, но меня это вдохновляет.
Иван: Мне кажется, что любая сильная эмоция, любое сильное переживание вдохновляет на что-то.

МН: Вы вместе уже больше 10 лет. Это достаточно внушительный срок для группы. Были ли в вашей истории какие-то переломные моменты, когда казалось, что дальше только конец?
Артём: У меня не было такого. За остальных не могу говорить.
Дмитрий: Были тяжёлые моменты, это понятно. Они у всех есть. Но это всё временное, и просто надо переждать. В целом у нас никогда не доходило до такого, что появлялись мысли сворачиваться. Было временами трудно. Например, после какого-нибудь тяжелого тура, когда хотелось просто отдохнуть, а тут опять какая-то движуха начиналась. Силы покидали в такие моменты. Но мыслей прощаться с проектом не было никогда.
Артём: Иногда, конечно, хочется повыгонять друг друга. (Смеются.)
Дмитрий: Бывает, даже выгоним, а потом на следующий день опять зовём обратно.

МН: В наше время содержание группы стоит немалых денег. Это и туры, и записи альбомов, репетиции. Как у вас обстоят дела с этим?
Артём: Стараемся все вкладываться, и, обычно, делим поровну вклад в группу. Либо, если удаётся, держим определённый денежный общак. В нём выручка с туров или мерча, или ещё чего-ниубдь. Вроде, никто никогда не был против такого.
Дмитрий: Но Вы, если спонсора найдёте – говорите. (Смеются.)

МН: А вот касательно записи альбомов. Вариантов нынче много: можно записываться в Беларуси, можно это делать заграницей. Nebulae Come Sweet сейчас записываются в России, на сколько мне известно.
Игорь: Сейчас – да, но всё равно часть в Беларуси будет писаться.

МН: Сравните, пожалуйста, уровень и возможности записи альбомов у нас и там, где это делаете вы.
Артём: Мы последний альбом записывали в Польше. И с остальными своими коллективами больше работал именно в польских студиях. Там я чувствовал совершенно другой уровень, мне там удобнее работалось, и легче находился общий язык с теми людьми, которые там работают. Опять же, мне кажется, люди в тех студиях подходили более творчески к делу, старались поработать с нами над звуком, придумать что-то новое. И при этом необязательно пользовались какими-то клише или своими наработками. Они пытались придумать что-то такое, что по звучанию подходило бы именно нашей команде.
Дмитрий:  Но у нас был один опыт записи и в Беларуси. Мало кто знает, но первый наш альбом вообще записывался, грубо говоря, на коленке дома. Когда искали, как записать вокал, мы, например, сажали вокалиста в шкаф, чтобы эха было меньше. И, как видите, по качеству первый альбом не такое уж и фуфло.

МН: А что касается России? Игорь, можете сравнить?
Игорь: Я не особо вижу смысл говорить, что в Беларуси, например, плохо с этим, а в России или Польше лучше. Тут вопрос в том, что ты сам хочешь от альбома и его звука. И если ты прекрасно понимаешь, что я хочу вот такой звук, что мне надо то-то и то-то там-то и там-то, и примерно понимаешь звуковую картинку альбома, то, уже исходя из этого, ты можешь решить, где именно ты будешь записывать альбом и с какими именно людьми. А дальше уже отправлять на мастеринг или сведение хоть в Зимбабве.
Артём: Из слов Игоря можно сделать вывод, что основной фактор – это человек, который будет этим заниматься. Не студия, не оборудование, а именно человек, который будет с тобой работать и будет формировать звучание твоего альбома. Поэтому я и сказал, что такие люди мне чаще встречались в Польше. Игорь, может быть, встречал в других странах.
Игорь: Мне, например, было удобнее работать с Пашей Синило из студии “EverestMedia” в Минске. Сейчас комфортнее с Игорем Бацовым и ещё одним человеком  в России.

МН: Продолжая тему записи альбомов. Ваш последний на данный момент альбом вышел в 2017 году. В своем паблике в ВК вы писали, что уже работаете над новым материалом. Когда нам ждать новый альбом и каким он будет? Можете уже рассказать?
Дмитрий: Это вопрос, который на данный момент остаётся открытым даже для нас. Мы ещё сами не знаем этого. У нас недавно была беседа на тему, куда мы дальше двигаемся. Музыка – это не только пришёл, поиграл, и что получилось, то получилось. Мы обсуждали наши цели и то, какое у нас будущее в плане материала.
Артём: Есть предварительные планы записываться в ноябре-декабре, но всё зависит, опять же, от того, в каком русле мы пойдём дальше.
Дмитрий: Пока очень тяжело сказать. Материал новый есть, но во время его обработки меняется же миллион всего.
Артём: Мы бы хотели, чтобы новый альбом вышел где-то в конце 2020 года. Три года перерыва, на мой взгляд, было бы нормально. Если оно так и получится – будет клёво. Если нет – значит, будет чуть позже. Но мы будем стремиться, чтобы к концу 2020 уже что-то появилось. В целом, на первый взгляд, материал получается более прогрессивным и качёвым. Не все песни, конечно.
Игорь: Я бы сказал, он будет более повествовательный. В нём будет рассказана некая история. Это если говорить с лирической и вокальной точки зрения.

МН: Правильно ли я поняла: все песни будут объединены одной общей историей, которая лейтмотивом пройдёт через весь альбом?
Игорь: Я пока не могу сказать точно. Есть какая-то общая идея, но, как это будет всё рассказываться и какой порядок песен будет, мне тоже пока тяжело говорить. По факту у нас сейчас готова только одна песня, но материала у ребят много.

МН: В своё время вы сотрудничали с вокалистом Saturnus. Планируете ли вы и в этот раз привлекать кого-то со стороны?
Артём:  Пока еще не думали над этим.
Дмитрий: Я думаю, сейчас с приходом Игоря мы обладаем такими вокальными возможностями, что, может, уже и не потребуется никто.
Артём: Тут же дело не в том, насколько крут вокалист.
Дмитрий: На втором альбоме мы применяли этот шаг еще и с токи зрения маркетинга.
Игорь: В моём понимании, смысл привлекать гостевого вокалиста – это не столько маркетинг, сколько возможность подать трек в какой-то иной форме. Например, слышишь вокал человека, и он очень странный, своеобразный, интересный и будет как очередной мазок в картине, только другого тона. Он просто разнообразит палитру и сделает альбом богаче.
Артём: Но это, опять же, касается приглашенных вокалистов. Я думаю, об этом можно будет думать после того, как появятся вокальные партии и тексты песен. Возможно, мы пригласим кого-нибудь исполнить партию на каком-нибудь  инструменте.
Игорь: Как, например, в Deathbringer.

МН: Кстати, раз уж у нас тут сидит представитель Deathbringer. Когда нам ждать новый альбом от него?
Артём: Чудовищный вопрос!

МН: Я его очень жду!
Артём: Я сам его очень жду. Это очень сложный вопрос. Очень уж длинная и сложная история у этого альбома.
Игорь: Главное, что альбом будет 100%.
Артём: Да, альбом будет 100%. Он практически уже готов. В конце апреля мы едем в студию, заканчиваем его сведение. Мы добавили новые элементы в его звучание, поэтому нужны кое-какие корректировки. Будем стараться сделать это как можно быстрее, но как оно получится – неизвестно. В любом случае, в этом году мы наверняка представим хотя бы один трек. Ну, и будем заниматься поисками лейбла.

МН: Я надеюсь, что всё получится на высшем уровне! На этой ноте, полной надежд на светлое будущее, давайте подведём черту под нашей беседой. Может, хотите по традиции сказать или пожелать что-нибудь нашим читателям?
Игорь: Поддерживайте локальную сцену! Сейчас, когда музыкальная индустрия в Беларуси начала подниматься, очень важна именно поддержка слушателей. Приходя на концерты и покупая мерч, вы тем самым делает вклад в качество музыки, в ее звук и исполнение на сцене. Это очень важно. Поэтому поддерживайте локальную сцену, а мы, чёрт возьми, будем радовать крутыми концертами!
Артём: Пусть все будут немножко более активными, и, может быть, мы тогда будем чаще появляться в Беларуси на концертах. (Смеются.)

Беседовала: Екатерина Лещук

Фото: Надежда Оларь-Черникова





Поиск

Ближайшие концерты


16
Sep
2019

16 September 2019

Брюгге
Партизанский пр-т, 6А


25
Sep
2019

25 September 2019

Брюгге
Партизанский пр-т, 6А


29
Sep
2019

29 September 2019

Re:Public
ул. Притыцкого, 62


04
Oct
2019

04 October 2019

Re:Public
ул. Притыцкого, 62


10
Oct
2019

10 October 2019

Брюгге
Партизанский пр-т, 6А


12
Oct
2019

12 - 13 October 2019

Клуб
Сечевых Стрельцов ул. (бывш. Артема ул.), Киев


13
Oct
2019

13 October 2019

Брюгге
Партизанский пр-т, 6А


20
Oct
2019

20 October 2019

Брюгге
Партизанский пр-т, 6А


07
Nov
2019

07 November 2019

Re:Public
ул. Притыцкого, 62


13
Nov
2019

13 November 2019

Re:Public
ул. Притыцкого, 62

METALHEADS.BY © 2014-2019 All Rights Reserved.