"Наверное, если бы мы раньше записали этот альбом, то он был бы каким-то неживым." Интервью с Dymna Lotva

  • 12/10/2016 - 19:50 Прочитано: 2272  Оцените материал
    (0 голосов)
  •  

Распространенная практика – как только музыкальный коллектив готов разродиться альбомом, он становится объектом внимания со стороны прессы. Журналисты атакуют «несчастных» вопросами, касающимися не только самого «детища» группы, но и «по чуть-чуть, но обо всем». И иногда под шквалом множества тем, основная (та, ради которой «мы все сегодня собрались») теряется. Это не смертельно и не критично, но в этот раз нам захотелось сосредоточиться исключительно на теме нового альбома от юного проекта Dymna Lotva «Зямля под чорными крыламi: Дрыгва». Получилось или нет – читай ниже.
MetalHeads.by (MH): Ребята, привет! И давайте сразу к делу – когда официальный выход вашего альбома? По доносам разведки электронная версия уже вот-вот сойдет с конвейера, а будет ли твердая версия? Nokt (vocals, lyrics): Будет обязательно! Как минимум мне один экземпляр на кладбище нужен.
MH и Jauhien (оба): Кладбище???
Nokt:  Десять лет назад первую группу мы собирали с моим очень близким другом. Я была юной девочкой, не имеющей каких-либо особых навыков или опыта, но с большим желанием делать метал. Он болел, и я ему обещала, что с ним или без него, музыку не брошу. Случилось так, что до первой репетиции мой друг не дожил. Но я когда-то дала слово, что привезу ему свой альбом, и я это сделаю. Будет он выпущен к годовщине?
Jauhien (all music):  Какой годовщине?
Nokt: Десять лет со смерти моего первого музыкального коллеги.
Jauhien: Конечно, будет. Сколько там работы осталось? Собрать буклет да отдать на печать.
Nokt: Возможно, сделаем «самиздат», а пока  выложим в электронной версии. 
MH: Мой любимый вопрос – художественная часть альбома: обложка, буклет, логотип. Кто работал над их созданием? К слову, моя первая реакция при взгляде на персонаж на облоге была: «Какой потрясающий грим у Nokt замутили!», но, как оказалось, я ошиблась!
Nokt: Обложку и буклет делала Jay Flokker, фотограф из Минска. В венке и с косой моя родная бабушка Ванда Вячеславовна. Идея фотосета с ней у меня была уже давно: у нее интересный типаж и очень длинные серебристые волосы. Несколько лет назад  она дала мне обещание, что однажды примет участие в фотосессии, правда, с неопределенными сроками. И этот час настал. Кстати, как модель она просто отлично сработала. У нас были проблемы со светом, приходилось  очень долго ждать выгодного положения солнца, по итогу снимали больше 4 часов. У меня, например, нет столько терпения стоять в одной позе и ждать, для нее же это не было проблемой абсолютно (в 88 лет!) Она только немного волновалась: «Вы хоть не ведьму из меня какую делаете?» Но кто какой образ увидит на обложке– это дело каждого. Тут заложено много смыслов, и нельзя сказать, что какой-то один – правильный, а все остальные надуманные. Одна из реакций при виде обложки была: «Прямо смерть белорусская!» У меня же изначально были ассоциации с Верасовай Жанчынай, которая упоминается в «Ладдзе Роспачы» Владимира Короткевича:
«...Аднойчы я ўбачыў у палях Верасовую Жанчыну. Тую, што крыкамі палохае людзей, і потым абавязкова нехта памрэ. - То ж бо ўсе кажуць, што ты важдаешся з д'яблам. - Гэта нястрашна пасля некаторых жанчын... Дык вось, у яе былі распатланыя валасы, і крычала яна так, што ў людзей дрыжалі сэрцы. Гервасій усміхаўся. - А ты? - спытала Бона. Галава Вылівахі пяшчотна схілілася. - А я... пашкадаваў яе, пані матка. Яна была, відаць, прыгожая жанчына. І вось праблукала ўвесь век па верасовых пустках, палохаючы ўсіх жудаснымі воклічамі. Так і не зведала, якія паплавы за Дняпром, якое цёплае сена, як п'яніць віно, як не зразумееш, шэпт гэта ці шолах вярбы пад ветрам. Так і не зведала, як цвіце ружовы глог ля маёй камяніцы... Мне стала шкада яе. Мне шкада ўсіх - такое ўжо ў мяне сэрца.» 11
Косу мы добавили потом, просто потому что она у нас была. Это собственность бабушки. Настоящая, рабочая. Думали с серпом поначалу снимать, но коса победила. Как мы ее в машину грузили, маленький двухдверный фиат, куда она не помещалась – это был цирк! Вспоминали анекдот: «А чёй-то мимо нас мотоциклисты без голов проезжают? - А ты косу нормально положи!»
Над лого и эмблемой работала молодая минская художница Ангелина Ващенко. Она пока мало где засветилась. Мы по сути случайно увидели ее работы в сети, и такая детальная прорисовка очень нам понравилась. Предложили поработать с нами - она согласилась.
MH: Даже при беглом прослушивании тизера можно просечь, что «Зямля…» - концептуальный альбом,  я права?
Nokt: Концепт альбома у меня в голове присутствовал достаточно давно. Я не знала, в каком проекте и с каким именно музыкальным материалом он реализуется, но идейная составляющая была. Хотелось передать свое видение Беларуси, ее красоту и тяжелую судьбу.
Эта земля и народ, населяющий ее – одновременно такие старые и такие юные (кстати, на обложке можно заметить смешение образов девы и старухи). Сколько через нас проходило войн, сколько погибало  людей, сколько костей хранит эта земля!Строгая прелесть лесов и болот; пустоши, заросшие полынью  – всё это порождает в голове печальную и какую-то тягучую, наполненную горечью атмосферу. Кстати, обожаю полынь! Очень символичное растение – и горечь, и Чернобыль, и пустоши, и изгнание зла, и лекарство, и оберег, и … абсент.
Jauhien: Чисто с технической стороны у меня вдохновением является звук. То есть подключаешь гитару, настраиваешь какой-нибудь интересный звук и это уже вдохновение. Делаешь другой звук – вдохновляет на другое. То же самое с гитарными строями. Эксперименты вдохновляют.
Мотивы в голове во время просто прогулок по городу нечасто возникают. Главное, чтобы была спокойная обстановка. Я и пишусь дома, потому что это в первую очередь удобно. Не нужно выезжать на студию, платить за это деньги, то есть ты можешь посидеть спокойно в комфортной для тебя обстановке дома,  с кофейком, записать, если что-то не нравится – переписать. На студии я никогда не писался и полагаю, что когда придется (а оно придется) – то первые разы дадутся мне сложно (в плане комфорта). В процессе записи возникали интересные моменты: посидел, записал… чего-то не хватает… надо записать еще что-нибудь. Посидел, поиграл на гитаре, получилось что-нибудь интересное, и впиливаешь его в уже готовый трек. Хотя этот кусок не планировался. Изначально была идея написать что-то такое, что я еще не писал. Не думал, насколько альбом будет тяжелый или легкий. Даже не представлял, какие будут вокалы, пока Кати не было. Просто писал-писал-писал. В результате некоторые треки ушли в архив, так как уже не подходили под нужную атмосферу. Возможно, у них будет вторая жизнь, возможно, нет. Катя, предполагаю, планировала больше экстрима. Мне же понравился ее чистый вокал. И пошло-поехало: захотелось больше чистого вокала, то там, то там, а потом еще вон там.
Nokt: Первый раз в жизни писала чистый. Я же свой обычный голос терпеть не могу! Но по музлу он там нужен, и было проще записать самой, чем кого-то искать, привлекать, объяснять, чего и как делать. 6F2A0248
MH: Как я поняла, основная инструментальная часть писалась в домашних условиях, а что расскажете о вокале?  Где происходила запись? – Студия? Дом? Космос?

Nokt: Вокал писали в студии «Ковчег». Я вообще уже привыкла там писаться, и это очень удобно. Для меня очень важен звукорежиссер. А с Андреем я очень комфортно себя чувствую и не стесняюсь записывать хоть плач, хоть смех, хоть (ужас!) чистый вокал. Это не какой-то левый незнакомый человек, который прихренеет от моих воплей. Еще на «Ковчеге» над местной курилкой постоянно кружат вороны, которых мы уже прозвали «студийными». Их карканье создает подходящую атмосферу и настроение! Кстати, кое-что в текстах дописывалось накануне или даже в день записи. Один вообще был полностью написан, пока я собиралась утром в студию. Обычно я их пишу очень долго – много переделываю, переписываю. Но иногда могу работать быстро. Оказывается, умею.
Jauhien: Методом дедлайна.
Nokt: Ну да. Хотя дело не только в дедлайне. Скажем так, по итогу к разработанному концепту альбома примешалось много личного. Наверное, если бы мы раньше записали этот альбом, то он был бы каким-то неживым. Но перед записью жизнь реально пошла под откос. Shit happens. Может, это покажется позерством, но если бы у меня тогда не было впереди нескольких подряд забронированных дней в студии для записи вокала, то скорее всего я бы тут с тобой не болтала. Я тогда кучу готовых или почти готовых текстов просто выбросила и переписала с нуля. Так что то, что вошло в альбом – оно настоящее. Было ощущение, что меня нет. Реальность потерялась. Доходило до галлюцинаций. То есть, «что случилось?» - «всё случилось». Не хочется говорить о ситуации конкретно, но... Я понимала, что все, что у меня есть - это вот этот незаписанный еще альбом, который надо довести до ума. Так текстовая часть стала цельной историей. Поэтому хотелось услышать его как можно скорее. Мы очень старались не увлекаться перфекционизмом.
Jauhien: Лучшее – враг хорошего.
Nokt: Хотя сто раз хотелось, конечно, что-то в корне поменять. Прихожу я и говорю (это моего вокала обычно касается): «Женя, всё плохо!»
Jauhien: Истеричка.
Nokt: Ну да, есть такое. Женя говорит: «Спокойно! Всё не так плохо». Ну он же главный – приходится слушаться. Хотя кое-что мы все-таки дописывали, когда материал уже был сведен. Например, звук семплированной флейты в интро мне жутко не понравился, так что я записала живую блокфлейту. Заодно дописала партию в «Верасы на костках». Пару криков добавили. Это уже привычная практика – воплей много не бывает! В «Самотны» когда-то тоже дописывали. Еще был забавный случай. Во время записи блокфлейты мне взбрело в голову, что в конец одного из треков обязательно нужен звук дыхания. Запыхавшегося такого. А по сюжету текста оно должно быть мужским! Звоню нашему гитаристу: «Приезжай в студию!» - «Когда?» - «Сейчас! Будешь дышать в микрофон». В общем, он приехал, побегал по студии и вокруг (для более достоверной запыханности), подышал в микрофон несколько секунд – и все, свободен!
MH: «Наш гитарист»? То есть проект из двух постоянных участников «обрастает» -таки составом?6F2A0250
Nokt: Да. Состав мы более-менее набрали. Нашего “младшего научного сотрудника” уже можно представлять, в нем мы уверены. Это наш ритм-гитарист Никита Седин. Я с ним уже была знакома. Когда стали искать гитариста,были мысли его позвать, но смущало то, что у него нет опыта, и при этом я понятия не имела, насколько хорошо он вообще умеет играть. Еще один пункт, который настораживал: Никита слушает все же более классическийDSBM– захочет ли он играть у нас на постоянной основе? Так что мы искали гитариста по объявлению. Было достаточно откликов от музыкантов, которые ранее уже играли-писались-выступали. Но не складывалось: то заинтересованности было мало, то графики наши не удавалось совместить, то еще что-то. В конце концов мы все же позвали Никиту на репетицию, просто попробовать поиграть с ним – а вдруг?Он пришел вовремя, все выучил, что просили, все хорошо сыграл, участникам коллектива понравился. Что еще надо? Сказал, что заинтересован. Мы - тоже.
Jauhien: Мы его лишили репетиционной девственности! До этого он нигде не светился.
Nokt: А остальных участников мы засветим как-нибудь в другой раз. Например, на нашем концертном дебюте – 4-го декабря. Будем греть PSYCHONAUT 4 и VANHELGA в минском Брюгге.
MH: И организуете приятный музыкальный вечерок трех свежих альбомов от трех банд разной свежести?
Nokt, Jauhen: Именно так!

Беседовала: Nat Nazgul
Фото: Jay Flokker - промо и обложка (предоставлены группой); Nat Nazgul.

 





Поиск

Ближайшие концерты


15
янв
2020

15 января 2020

Doodah King
Минск, ул. Берсона, 14


31
янв
2020

31 января 2020

Re:Public
ул. Притыцкого, 62


08
фев
2020

08 февраля 2020

Re:Public
ул. Притыцкого, 62


28
фев
2020

28 февраля 2020

Re:Public
ул. Притыцкого, 62


08
март
2020

08 марта 2020

Re:Public
ул. Притыцкого, 62


12
март
2020

12 марта 2020

Брюгге
Партизанский пр-т, 6А


02
апр
2020

02 апреля 2020

Prime Hall
пр. Победителей 65


25
апр
2020

25 апреля 2020

Брюгге
Партизанский пр-т, 6А


18
мая
2020

18 мая 2020

Prime Hall
пр. Победителей 65

METALHEADS.BY © 2014-2019 All Rights Reserved.